пятница, 18 апреля 2014 г.

Рассуждения о большом "И"



Рассуждения о большом "И"
2008г. 

Одна и та же сцена, снятая в разных ракурсах и по-разному кадрированная может быть произведением искусства, а может и не быть им. И это не зависит от тех чувств, которые порождают объекты съемки. Одна и та же трогательная березка на фотографии может быть искусством, а может и не быть им.

Что-то на картине являющейся произведением искусства может шокировать  наблюдателя, если допустим по его религиозным воззрениям и обычаям недопустимо обнажение человеческого тела, а может и не шокировать. Так же и шокирующее произведение, например нецензурная надпись, может быть искусством, а может и не быть им. 

Произведение искусства может вызывать у кого-то удивление, а может и не вызывать его. Одна и та же мысль по-разному изображенная может быть или не быть искусством. Таким образом, искусство само по себе отдельно от смысла, чувств и эмоций, хотя вполне может  сосуществовать вместе с ними. По этой причине его и нельзя описать словами, можно только показать и сказать чем оно не является. Даже само слово "искусство" не очень точно отражает то, о чем мы пытаемся сейчас говорить.  Скорее нам нужно то, что отличает более удачную работу художника от менее удачной, и просто приятную картину маслом от произведения искусства. Назовем это большой буквой "И". 

Итак, мы столкнулись с тем, что это "И" можно наблюдать, но нельзя описать. В математике есть аналог этому явлению. Возьмем к примеру любое иррациональное число. Мы можем сказать больше оно или меньше того или иного рационального числа, но точного соотношения между ними не существует в принципе. Это иррациональное соотношение, которое нельзя выразить числом. 

Похожая ситуация и с чувственным восприятием. В том, что мы наблюдаем присутствуют как рациональные соотношения, так и иррациональные. Наличие иррациональных соотношений в картине или в музыке превращает их в произведение искусства. Поэтому наше "И" и есть эти иррациональные соотношения. Человек, понимающий искусство - тот, который может распознать эти соотношения. Он просто отличает работы с "И" от работ, в которых его нет. Если он, фотографируя, ищет нужный ракурс, то он отбирает из всех вариантов тот, в котором больше всего таких соотношений. Подходя к картине на выставке, он отличает ее от других по этим соотношениям. Также он выбирает место для очередного мазка, если рисует сам. Эта способность отличать иррациональные соотношения от других, скорее всего, врожденная.

Иррациональные отношения в воспринимаемом также хрупки, как и в численном ряду. Также как иррациональные числа отличаются от рациональных бесконечно малым значением, так и иррациональные соотношения в картине  зависят от   нюансов изображения. Чуть-чуть изменив ракурс или кадрирование мы ничего не меняем в самом объекте, но меняем соотношения на изображении. И при этом будет лучше если никаких эмоций мы не будем испытывать, потому что они помешают нам почувствовать иррациональность и особенность этих соотношений. В музыке тоже именно нюансы отличают  произведение искусства. Классическая, без этих нюансов превращается в "просто музыку", а популярная музыка может стать произведением искусства, если талантлив исполнитель.  Эти соотношения могут быть услышаны и в шумах на улице, увидены в луже или на испачканной стене. То есть эти соотношения вполне могут появляться и случайно, как иногда и у бесталанных художников. Но талантливый художник создает их на полотне осознано и целенаправленно. Талант - способность отличать иррациональные соотношения.

Также, как на любом числовом отрезке размещается бесконечное количество иррациональных чисел, также изображая любой объект можно отобразить любое количество иррациональных соотношений и превратить это изображение в произведение искусства. Поэтому Анри Ренуар говорил своему сыну, что объектом изображения на картине может быть совершенно любой предмет. Еще он говорил о том, что завидует ремесленникам, которые всю жизнь изображают несколько религиозных сюжетов. Им не нужно заботиться ни о передачи смысла или чувств - все и так знают, о чем говорится в этих сюжетах. Художник становится свободен и может сосредоточиться на искусстве, отражая через нюансы  изображения иррациональные соотношения.

Однако чтобы оценить работу талантливого автора нужен не менее талантливый зритель. Одному талант нужен, чтобы создать иррациональные соотношения, второму, чтобы эти соотношения обнаружить. Способность ощущать иррациональное, делает человека талантливым во всем. Другое дело, что мы называем талантливыми людьми, тех, кто может создать что-то талантливое. Но для этого необходимо сочетание таланта и способности к определенному виду деятельности. А такое сочетание достаточно редкое явление - тяга к иррациональному делает человека непрактичным. Поэтому довольно много людей со способностями, скажем к рисованию, но без таланта, и достаточно много людей талантливых, но которые никак не проявляют его из-за отсутствия способностей. А вот одновременно и способных, и талантливых мало. 

Кстати, если говорить о "талантах и поклонниках", то уровень способности к восприятию искусства  у зрителя тоже бывает разным. И он не сможет в полной мере оценить работу, богатую "И", если  талант проявленный художником больше, чем талант данного зрителя. Так если человек способен обнаружить только определенное количество иррациональных связей на полотне, то все остальные для него будут потеряны. То есть, чтобы в полной мере оценить произведение талантливого автора, нужен не менее талантливый зритель.

Эта способность к обнаружению "И" врожденная, но даже если она и заложена в человеке, то может остаться нераскрытой если он не привык это крайне непрактичное и нерациональное ощущение считать чем-то стоящим или если, следуя устоявшимся взглядам, склонен искать в произведениях искусства смысл и эмоции. Чтобы показать ему, о чем идет речь, нужно очистить картину от всех чувственных ассоциаций и смысла. Оказалось, что если взять вполне реалистичную картину с очень удачной композицией, соотношения которой являются иррациональными, и заменить эту композицию общими геометрическими фигурами с такими же соотношениями, то художественная ценность произведения может сохраниться, потому что мы сохранили все иррациональные соотношения и избавились от "балласта". Этот наблюдение послужило толчком к отображению таких соотношений в "чистом виде". Самым известным изображением одного такого соотношения является черный квадрат Малевича.

Такой абстрактный минимализм в живописи, хорош именно своими  методическими свойствами. На этих примерах и произведениях легче всего учиться отличать иррациональные соотношения и создавать их. Однако довольно  скучно читать  всю книгу ради одной ценной фразы, хотя это и лучше, чем вообще ничего. Так же и огромная картина, содержащая в себе лишь несколько иррациональных соотношений - неэффективное использование пространства. Такие работы в репродукциях, после уменьшения в сто раз, смотрятся иногда лучше, чем в оригинале. И уж точно ничего не теряют. Не так мало художников, которые могут изобразить в своих работах некоторое небольшое количество иррациональных соотношений, на уровне основных пропорций и основных цветовых пятен. И это уже "И", но это лишь начало. 

Зрителю, способному отличать "И", достаточно посмотреть вокруг, чтобы выделить в мысленные рамочки десяток таких "картин". Если перед вами дерево, то несложно   мысленно выделить такой фрагмент ветвей, в котором бы основные пропорции были иррациональны, и который вполне мог бы стать картиной. 

Фотография сперва отняла у живописи функцию копирования, теперь же художественная фотография вытесняет ее из "простого искусства", то есть такого искусства, в котором присутствует "И", но только на уровне основных пропорций.  В самом деле, стоит ли перемазывать красками себя и собаку, чтобы нарисовать несколько жирных пересекающихся полос, даже если в этом и будет присутствовать искусство, если можно из окна, используя "зуммер", щелкнуть удачное переплетение ветвей, обрезать фото нужным образом на компьютере и потом распечатать в любом формате? 

На мой взгляд, следует не растягивать размеры своих работ до неимоверных размеров, а наоборот стремиться к максимальной плотности "И". Количество иррациональных соотношений на полотне должно быть, как можно больше, и уж точно больше, чем мы видим вокруг себя, когда идем на выставку. А чтобы таких соотношений было больше, необходимо увеличить число пятен, линий, мазков. Фактически речь идет о необходимости усложнения живописи, но это не сложность ради сложности. Зритель, способный отличать "И", должен замирать возле картины, потому что ему никогда не доводилось созерцать такое количество иррациональных соотношений сразу, одним взглядом. Он видит в этом ее исключительную редкость, тогда как для его тещи, возможно, это такая же картина, как и все остальные, если не хуже.

Красота - одновременное сочетание редкого и привычного в одном объекте. Так если все лица, которые вы видели есть различные отклонения от некоторого одного типа, то когда он вам повстречается, то будет для вас одновременно и редким и привычным. И вы его сочтете красивым. Но если вы на этом лице женитесь, то через какое-то время "редкость" исчезнет и чувство восторга от красоты тоже. Равно и наоборот, встретившись с редкой дурнушкой, вы можете со временем привыкнуть к ней, а когда привычность и редкость достигнут определенной пропорции, то для вас она станет вполне симпатичной. Величина этой пропорции зависит от типа человека и его возраста.

Для человека, способного видеть "И" появляется дополнительный показатель, по которому он определяет редкость произведения искусств - наличие и количество иррациональных связей. Поэтому редкая в этом плане работа может вызвать в нем чувство красоты, похожее на то которое вызывают просто красивые объекты, как например красивые люди. Но следует помнить, что это в общем-то "нормальное" ощущение вызвано соотношениями, которые являются в некотором смысле "не от мира сего" - соотношениями иррациональными. Впрочем, если кто-то считает, что аналогия с иррациональными числами слишком натянута, может называть их эти соотношения "особенными" - суть от этого не изменится.

Комментариев нет:

Отправить комментарий